Анна Павлова... в Ванкувере

Возвращаясь к книге Ванкувер Майкла Клукнера...
На грани ХIХ и ХХ веков, в сущности, во времена не столь уж удаленные, но «когда Ванкувер еще не был причислен к рангу лучших городов мира, его фешенебельный центр располагался в районе отелей на Джорджия, между Грэнвиллем и Буррард, - пишет он. - После пожара 1886 года, когда Канадская железно-дорожная компания возвела на пепелище новорожденного города свой первый отель Ванкувер, угол Джорджия и Грэнвилл стал центром ванкуверской мини-вселенной: автомобили выстраивались в ряд перед зданием Оперного театра на Грэнвилле в ожидании зрительского бомонда после представлений Сары Бернар и Анны Павловой..»
То тут, то там в исторических и сценических хрониках и зарисовках Ванкувера, в газетах начала прошлого века упоминается имя одной из величайших русских балерин. Чаще всего вскользь, без пояснений, но всегда в контексте глубокого почтения к ее гению. По прошествии ста лет ни она, ни ее искусство не забыты, несмотря на правдивый трюизм, что балет – это рисунок на воде.
Пять раз порадовала своими визитами ванкуверцев Павлова, пять вечеров выступала она на сценах города. Лишь единожды она не работала, но оказалась в Ванкувере, чтобы сесть на корабль, уходящий к другому материку. К провожавшему Солу Юроку у нее была тогда одна просьба – прокатить ее в карете по любимому маршруту - вокруг Стэнли-парка, что они и сделали прекрасным солнечным днем.
Первое появление Павловой в ноябре 1910 года, ставшее финалом триумфального тура по Северной Америке, явилось для Ванкувера событием поистине ошеломительным. О приезде уже знаменитой балерины местные газеты начали вещать за месяц вперед, организовав восторженную рекламную кампанию, а после окончания представления в зале на мгновение воцарилась мертвая тишина. Публика онемела от потрясения, и, как заметил обозреватель, с трудом возвращалась из мира фантастического танца в реальность. Цветы, шквал аплодисментов, нескончаемые выходы «на бис», безудержно хвалебные отзывы в прессе – так закончилась ее первая короткая встреча с Ванкувером, которому она оставила на память своего Умирающего Лебедя Сен-Санса.
Именно во время гастролей в городе в 1910 году А.Павлова в дуэте с Михаилом Мордкиным представляли русский императорский балет в упомянутом Оперном театре. Он открылся в 1891 году, но просуществовал недолго, до 1912 года. Сегодня на месте славного театра и первого отеля Ванкувер высится неуклюжая махина всем известного магазина Sears (первоначально здание принадлежало торговой марке Eaton, которую постигло банкротство).

После первого триумфа в 1910 году прошло пять лет, и имя Анны Павловой опять замелькало на страницах ванкуверской прессы. 1915-й, а затем 1921-й год – годы ее блистательных выступлений на сцене Avenue Theatre. Театр размещался в семисотом блоке на Main Street. К сожалению, это еще один театр, помимо Оперного, который был снесен по воле негодницы-судьбы. Сегодня именно в районе семисотого блока пролегает виадук Джорджия, и лишь старые фотографии, бережно хранящиеся в Архиве города, позволяют создать представление о внешнем и внутреннем облике приюта муз, на сцене которого блистала прославленная балерина.
Газетные заметки тех лет наполнены восхищением, что не удивительно, перед талантом балерины, необъяснимым очарованием русского балета, виртуозным исполнительским мастерством оркестра и неподражаемой выразительностью декораций Мстислава Добужинского к привезенному спектаклю Фея кукол. О том, какой неизгладимый след, какой силы впечатления оставляли выступления артистки балета, говорится в одной из рецензий в Vancouver Sun сразу после представления в 1921 году :
«...Павлова никогда не была так великолепна, как во вчерашнем спектакле. Те, кто обладали привилегией наслаждаться ее первым несравненным (таким эпитетом сопровождались анонсы балетных вечеров А.Павловой в 1910 и 1915 годах) выступлением на сцене театра, воздавая ей дань восхищения, позволили себе заметить, что если такое вообще возможно, то Анна Павлова и ее труппа превзошли сами себя.»

Из воспоминаний Теодора Стайера, музыкального руководителя и дирижера оркестра павловских сезонов, ее «маэстро» и близкого друга на продолжении долгих шестнадцати лет совместных гастролей по миру, что нагляднее смотрится в цифрах – 300 тыс.миль и 3650 представлений, более 2000 репетиций.
В своей книге With Pavlova round the world он пишет: «Ванкувер был еще одним (помимо Квебека –Т.М.) городом, который принимал нас (в Канаде) с небывалым радушием не только в театральной среде, а повсюду.
Как-то отправившись после представления на ужин в один из больших ресторанов города, мы обнаружили, что он переполнен разнаряженной публикой. При нашем появлении многие вскочили со своих мест, и привлеченный таким вниманием к нам администратор тут же вырос с гостеприимным приветствием. Он и распорядился высвободить место и накрыть для нас дополнительный столик.
Павлову никогда не раздражало любопытство зала, и она спокойно справилась с сервированным ужином, когда за соседним столом раздалось назойливое постукивание, явно рассчитанное на эффект. Когда взгляды устремились в сторону звука, англичанин, а им оказался наш сосед, встал и обратился к присутствующим с тостом. Он говорил о чести, которую оказала великая балерина городу своим появлением на его сцене, о влиянии, которое ее искусство оказало на мир. Завершил он тост словами призыва к музыкантам исполнить российский гимн. Случай этот имел место до российской революции», - замечает Т.Стайер.
Среди всевозможных знаков внимания, полученных А. Павловой за время ее бесчисленных турне, этот эпизод она вспоминала довольно часто как один из самых приятных в ее памяти.
Такое незапланированное регламентом чествование особенно трогательно, так как в те времена возможности популяризации образа были не столь могущественны, как сегодня: о телевидении никто не подозревал, а газетные рекламные кампании включали в свои анонсы трафаретные силуэты или просто-напросто изощрялись в разнообразии шрифтов.
Но и фотографический материал, иногда сопровождающий велиречивые ревю, вряд ли мог оказать помощь в узнавании на улице.
Так, например, в газете Провинция того же года помещена заметка о курьезе, произошедшем с великой Сарой Бернар. Она опаздывала на благотворительный концерт на остров, сообщение с коим было паромным, т.е. лимитировано количеством вмещаемых на пароме машин, и вынуждена была заплатить десять долларов хозяину одного из автомобилей, чтобы попасть на паром вне очереди. Ее не узнали...

Старое остается в новом, но
оно не только узнается, оно переосмысливается...
В.Шкловский

Ванкувер хранил и хранит память о выступлениях легендарной русской балерины преданно и верно. Ее скоропостижная смерть в январе 1931 года болью отозвалась в сердцах многих. На сцене Театра Ванкувера, как гласит объявление в обеих местных газетах, «в пятницу, 23 мая 1931 года, состоится представление в память Павловой». В означенный день Борис Новиков и Татьяна Платова, недавние артисты Императорского Российского балета, а в 1931 году руководители ванкуверской балетной студии, представили на суд зрителей классическую программу танца, в том числе Копеллию на музыку Л.Делиба.

В первой четверти прошлого столетия вдохновенное мастерство балерины, «ее подвижническое служение танцу пробудило во всем мире интерес к хореографии и дало толчок к возрождению зарубежного балетного театра», - этим аксиоматическим по сути выражением, постулатом заканчивается энциклопедическая статья об А.Павловой. С именем легендарной русской балерины на устах родилась и ванкуверская балетная школа, подарившая миру замечательных мастеров этого искуства.
В 2001 году все еще по-юношески молодой, но талантливый и набирающий силу ванкуверский балет получил сказочный подарок, новое здание на Davie Street, в котором расположился суперсовременный танцевальный центр. Ведущий архитектор проекта - Н.Бест (Noel Best), фамилия которого вполне отвечает уровню его творческих дерзаний, дизайнер – с мировым именем местный архитектор Артур Эриксон.
Впервые «семья» мастеров балета и танца Ванкувера обрела свой «дом», где все предусмотрено и продумано практически безукоризненно, где на крыше разместилась танцевальная площадка, а под крышей разместились пять удобных репетиционных мастерских, оборудованный новейшей техникой концертный зал на 150 мест, архив, библиотека, редакция издаваемого в Ванкувере журнала Dance International (в прошлом VanDance), в котором, кстати, существует рубрика, посвященная российскому балету, а в помещении редакции на стене висит портрет великой балерины Павловой.
События такой важности не часты, если не сказать редки, отчего политики, журналисты, спонсоры и участники по праву отнесли открытик дворца к разряду эпохальных. Ведь здание – подарок не только представителям танца и балета, для которых открылась новая эра и новые возможности, не только почитателям и любителям прекрасного, но и всем гостям и жителям города.