Ванкувер Артура Эриксона

«Все больше бетона и стали в стенах...» ванкуверских зданий.
Кайзер Хилина

Имя талантливого архитектора знакомо многим в Ванкувере, ибо оно неразрывно связано с этим городом: здесь он родился, здесь получил образование и профессию, здесь нашли воплощение большинство его проектов, по которым можно проследить не только этапы его карьеры, но и этапы роста и расцвета Ванкувера.

В своей статье Архитекторы и архитектура Большого Ванкувера известный ванкуверский журналист Sean Rossiter пишет о городе «до Эриксона» и «после Эриксона», настолько знаменательными признает он произошедшие перемены. Об этом говорят и многие старожилы, кто еще помнит город в 50-е годы, когда он больше напоминал провинциальный центр, чем столицу метрополиса. Ванкувер изменился разительно, и ведущая роль в этом принадлежит местному волшебнику Эриксону.

Первым большим и успешным проектом стало для начинающего в 60-х годах архитектора возведение университета в Бернаби, одном из муниципалитетов Большого Ванкувера.
Как позже подытожил сам Эриксон: древние греки строили храмы, древние римляне – цирки, средневековье принесло нам церкви, а мы проектируем кампусы университетов. Что же, вполне достойное занятие для затейливого ума.

Он воплощает в бетон и стекло свою концепцию, свое понимание и видение задачи: «Я верю, что в первую очередь университет должен выражать универсальность знаний, что разделение на факультеты и отделы, изолированные каждый в своем мире, противоречит основной цели. Знания – это связь, и высшее образование должно быть больше, чем простой набор знаний. Интеллект развивается в процессе внутренних обменов. Эту новую идею, базирующуюся на древних моделях, я и хотел воплотить в Университете Саймона Фрейзера...» Легко убедиться, как в тектонике архитектурных форм автор сумел воплотить слово - вполне реально прогуляться по всему кампусу, ни разу не высунув носа из-под кровли под дождь. Не привычные разрозненные здания факультетов, а единая громада, обладающая пластической и пространственной выразительностью венчает живописную гору. Университет расположился на высоте 365 метров над рекой, названной именем того же торговца мехом и исследователя новых земель, что и Университет, сиречь Саймона Фрейзера, в «великолепной изоляции».

Дополнительная задача была поставлена перед проектантами достаточно тривиальная – как можно экономичнее, отчего основным материалом для строительства был выбран бетон, который станет позже любимым материлом Эриксона. Архитектурно выразительный и экологически благоприятный, он станет основой всех его проектов.

Через два года после начала строительства новый университет уже принял две первые тысячи студентов. Это случилось 9 сентября 1965 года. За первые 50 лет в нем получили академическое образование более 50 тысяч человек.
Популярные публичные чтения, лекции, конференции и семинары проводятся на всех пяти факультетах: искусства, образования, фундаментальной и прикладной науки и управления бизнесом.

60-е годы – это множество частных заказов в самом респектабельном, самом дорогом районе Большого Ванкувера - Западном Ванкувере: особняки Грахам, Смит и Каттон, которые можно увидеть и сегодня. Их отличает гармоничное единение с ландшафтом местности, оригинальные конструкторские решения, отвечающие запросам капризных заказчиков.

1965 год – строительство здания для крупнейшей деревообрабатывающей компании Канады Мак Миллан Блодел в Даунтауне. В 1999 году компания перекуплена Уэрерхаузом, США. 27-этажное здание покоряет простотой решения. Любопытно, что стены сужаются кверху, и в профиль оно выгядит как вековой кедр из дождевого леса, а с высоты птичьего полета оно смотрится как бутерброд с апельсином. Клеточный анфас здания напоминает вафлю, отчего здание часто называют
«железобетонной вафлей». Особенно эффектно оно смотрится в вечернее время с подсветкой. Никаких излишеств, лищь утопленные квадраты окон на поверхности стен. Типичный экземпляр стиля брутализм в городе.

1972 год – начало работы над проектом Музея Антропологии. Уникальное по красоте место на побережье. Небольшой участок земли между властным океаном и таинственным лесом был превращен в восторженную сонату местным племенам индейцев, прежде обживших и оберегавших эти земли. Те же любимые материалы – стекло и бетон. Творческим импульсом послужили индейские постройки племен Хайда, увиденные на старых фотографиях. Поразительное использование света делает здание теплым и привлекательынм для посетителей.

В том же 1972 году начался еще один знаменитый проект Эриксона – Робсон площадь, включающий три блока в Даунтауне: старое здание суда, ныне Центральная Художественная галерея Ванкувера, новое здание суда и блок государственных построек между ними, которые сегодня отданы в аренду Университету Британской Колумбии. Закон, правительство и искусство в одном «флаконе». Площадь в центре каменного города архитектор мудро оградил аллеей с двойным
рядом деревьев. Проект прошел несколько стадий и довольно медленно был воплощен в жизнь.

Веселая история связана с возведением нового здания суда в 1972 году. Застройка пятна планировалась при одном правительстве Британской Колумбии, а возведение произошло при другом. В 1972 году ненадолго к власти
пришли Новые демократы и сменили как архитектора, так и архитектурную программу: вместо небоскреба высотой 55 этажей на том же месте появилось некое подобие стеклянной пирамиды, небосреб просто-напросто положили на бок. Эриксон посчитал, что это сделает саму идею судилища как символически, так и физически более открытой и доступной народу. И действительно, прогуливаясь вдоль здания, можно увидеть не заседание суда, но, по крайней мере, народ, снующий в переходах между этажами.

Последняя часть – реставрация старого классицистического здания суда и превращение его в в современную Художественную галерею было осуществлено в 1979 году.

По адресу 1540 West 2-nd Avenue находится еще одна примечательная постройка Эриксона. Это жилой комплекс, созданный в 1996 году и названный Водопад. Название свое он получил по настоящему водопаду - фонтану, спроектированному архитектором у главного входа в квартал. Квартал составляют пять зданий, соединенных между собой по периметру. В центре – крытый стеклом портик, атриум, в котором размещена картинная галерея. Каждая квартира имеет выход на крышу с видом на пролив и горы, почти каждая - студию для работы художника... Эта попытка иначе решить проблему соседства, попытка спора с традицией строительства домов единоличников, когда за спиной у нас глухая стена, а перед нами окно от пола до потолка с изумительным видом, и мы любуемся им в одиночестве. Эриксон противопоставляет этому полную открытость. Незащищенность, открытые тылы.

Этот нестандартный во всех отношениях комплекс заступил красную линию и был построен в борьбе с администраций города, но, в конце концов, именно он был отмечен почетной медалью Института архитектуры Британской Колумбии в 2002 году.

Конечно, имя архитектору делают не медали, а его работы, воплощенные проекты, но и наградной список Эриксона поражает успехами.

Одна из последних работ Эриксона в Ванкувере – это участие в дизайне Дворца танца на углу Грэнвилл и Дэви-стрит в 2001 году. Здание представляет собой типичную для Ванкувера постройку в стиле «фасадизм». Был сохранен старый фасад банка 1929 года, за которым поднялись новодельные стены Дворца, в котором все продумано для воспитания подрастающего поколения артистов танца, и даже лифт напоминает балетный класс и поднимаясь с этажа на этаж в нем так и хочется выкинуть антраша.

В 2005 году Артур Эриксон участвует в новом конкурсе на застройку пятна по адресу 1133, Уест Джорджия в Даунтауне. Он предложил оригинальную версию небоскреба, трехплоскостную слегка скрученную 167- метровую башню из стекла. Проект широко обсуждался в прессе. 2006-ой год - проект Эриксона победил и получил финансирование.

В том же 2006 году в Художественной галерее города прошла персональная выставка талантливого архитектора.