Если не будет споров, как выбрать достойнейшего...

Завершая тему ванкуверского Колизея, несколько слов о его создателе и его работах, география коих широка – США, Израиль и вообще Восточная Азия, однако, именно Канаде он обязан именем, а она ему многими архитектурными достижениями. Моше Сафди (Moshe Safdie) – канадо-израильский архитектор, которого критики ставят довольно часто в ряд со знаменитыми Фрэнком Гери, Рэмом Кулхаасом и Йомингом Пэем, что означает очень высокую планку в архитектуре. Свою репутацию большого мастера он заслужил в 80-е годы созданием оригинальных проектов для Национальной галереи Канады в Оттаве и Музея изящных искусств в Монреале. С 1978 года штаб-квартира его компании или его творческая мастерская базируется в Бостоне, а самого архитектора называют представителем уже американской национальной культуры.

Известность он получил буквально с первой постройки – многоэтажного жилого комплекса «Хабитат» в Монреале в 1967 году, который стал воплощением в жизнь его дипломного проекта. Сооружение, созданное в рамках выставки ЭКСПО-67, одним из авторов которой тоже был Сафди, явилось в нескольких аспектах новаторским. Во-первых, строительство впервые велось из готовых индустриальных блоков, во-вторых, композиционно Хабитат представляет жилой дом нового террасного типа, попытку объединить комфортабельность городских многоэтажных зданий с удобствами индивидуальных поместий. В своей монографии Город после автомобиля Сафди пишет, что для жильцов Хабитата «коридор стал улицей, квартира – домом, а балкон превратился в сад. Удовольствие уединененной жизни было добавлено к преимуществам жизни общественной». Поклонники Сафди и его творения уверяют, что существует очередь на получение в этом доме квартиры, настолько популярен Хабитат и удобен для проживания. Злые же языки убежденно толкуют о том, что никто не хочет в нем жить, настолько железобетонная постройка не отвечает климатическим условиям местности: зимой от стен веет холодом, а летом они усиливают жару. В любом случае, оригинальное сооружение никого не оставляет равнодушным. Мне, например, кажется что в ломкости очертаниий Хабитата, в прерванности его линии, очень ярко звучит традиционная израильская тема, не какого-то отдельного здания, а страны в целом, что в Хабитате нашли отражение совершенно юношеские и потому очевидно яркие впечатления о мире молодого архитектора, ибо он еще тинеджером с родителями переехал из Хайфы, где родился в 1938 году, в Канаду, где выучился и приобрел профессию.
Отрадно заметить, что Хабитат был взыскан судьбой: он попал в число зданий Монреаля, получивших статус всемирного культурного наследия и представляющих национальное достояние страны. Красоту надо беречь. Между прочим, это единственное послевоенное (имеется в виду Вторая мировая война) сооружение в Монреале, удостоенное такого пиетета. Другими словами, будущее Хабитата видится в розовом свете: ему не грозят ни бестолковые перестройки, ни безжалостные разрушения, за сохранность его для потомков отвечает заботливое государство.
Но не всегда так спокойна и благополучна участь зданий, даже отмеченных талантом архитектора. И на их долю выпадают тяжелые испытания, а порой и трагедии. Так, после первого Хабитата, появились более поздние римейки в столицах Пуэрто-Рико и Сингапура, в Иерусалиме. Счастливый случай улыбнулся не всем из них. Значительно усовершенствованный вариант Хабитата, возведенный в 1984 году в Сингапуре в короткий срок, через двадцать лет столь же быстро был снесен. По сему поводу Моше Сафди с горечью написал, что будь этот проект осуществлен не в Сингапуре, а в Нью-Йорке или Бостоне, он стал бы сегодня элитным жильем. Скорее всего он прав, но оригинальный Хабитат, спроектированный для Нью-Йорка, так никогда и не был построен.

Достаточно острые споры вызвали проекты уже маститого архитектора в 90-е годы в Ванкувере. Это знакомые читателю и расположившиеся в непосредственной близости друг от друга Центр искусств (777 Homer St.) и Комплекс центральной публичной библиотеки (350 W.Georgia St.). Оба объекта были встречены критически настроенными горожанами буквально в штыки, а известный критик и теоретик архитектуры, художник и журналист Робин Уорд (Robin Ward), создавший великолепный графическмй портрет Ванкувера, возмущенно воклицал в прессе тех дней, что библиотечный комплекс является «монументом не просвещению (как то должно быть), а агрессиной рекламной компании и претенциозному эго архитектора Моше Сафди». Самого Сафди мало смутили подобного рода комментарии. Точку в этом несостоявшемся "диалоге" поставило время, по прошествии которого библиотечный комплекс уверенно завоевал любовь местных жителей. И если внешний облик здания по-прежнему вызывает крайне разноречивые мнения как специалистов, так и обывателей, то обычно, попав в атриум комплекса, под своды перекрытия с крупной расстекловкой, посетители начинают блаженно улыбаться – это прекрасное место для отдыха, удобное в любую погоду, такую изменчивую в Ванкувере. Сегодня комплекс претендует на одно из самых популярных мест для проведения досуга и рабочих исследований, конференций и выставок, деловых встреч, киносъемок и даже свиданий.
У Центра искусств пока не такая благополучная судьба. Он сменил нескольких хозяев и не успел в той же мере, как библиотека, завоевать сердца и любовь горожан. Непритязательный снаружи, зал этот все же обладает некоторой энигмой, я бы сказала обаянием светского салона, современным, скупым до элегантности интерьером, полным отсутствием декора, когда все движение, вся жизнь принадлежат сцене, а его фойе, небольшое по размеру, иллюзорно увеличивается за счет использования множества зеркал, в ковровым покрытии расположенных на полукруглой стене, в которых многолико отражается пестрая публика. Он хорош, но не настолько, чтобы беспечно существовать в этом мире на волне своего притяжения, его удача во многом зависит от таланта менеджмента и выбора того искусства, которое в нем представляют.
Моше Сафди родился в 1938 году, и, казалось бы, возраст и достижения даруют ему возможность взять паузу и отдохнуть, но он, как в молодости, полон сил и идей, а его мастерская не нуждается более в участии в конкурсах, на много лет они обеспечны заказами.
Материалы о Моше Сафди, о конкурсах, в которых он победил в Ванкувере, можно посмотреть в Центральной библиотеке, созданной по его проекту, в журнальном ее зале, в Интернете есть персональный сайт архитектора, в Канадском центре архитектуры в Монреале хранится архив его работ, а путешествуя по стране и по миру, вы сможете составить свое личное мнение о творчестве уже знакомого вам по ванкуверским работам архитектора.
P.S. Казуистика переводов... В одной из заметок об архитекторе я встретила перевод названия Хабитат, как Обитатель. Думаю, что автор заметки совершенно прав, ибо этот перевод согласуется с идеей Сафди, лежащей в основе выставочного проекта. Однако для монреальского Хабитата мне кажется более уместным перевод Обитель, ибо ,во-первых, это устаревшее название жилища в русском языке, и, во-вторых, к этому располагет местоположение Хабитата на острове Иль-Нотр-Дам на реке Святого Лаврентия. Остров рукотворный и был специально насыпан для возведения на нем павильонов выставки ЭКСПО-67. Конечно, остров обитаем, и к нему ведут пешеходный и транспортный мосты, и все же его отрезанность, отъединенность от большой земли перекликаются с монастырской.