Собор Святого Розария

(Holy Rosary Cathedral. 646 Richards Street.
Ph.: 604-682-67-74)

Those evening bells! Those evening bells!
How many a tale their music tells.
Thomas Moore

Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он...
Пер. И.И.Козловa

Католический собор Святого Розария находится в беспокойном Даунтауне, но не в шуме и гвалте его напряженных перекрестков, а как-то в сторонке, в относительных тишине и покое, на Ричардс-стрит (649 Richards Street). Здесь в 1886 году для небольшой группы первых поселенцев была построена крошечная католическая церковь, первая в Ванкувере. Сегодня их больше шестидесяти. Место выбирал священник, и согласно легенде, он выискал посередь леса самое высокое дерево, от которого и началось строительство.
Позже церковь была расширена, а в 1899 – 1900 годах, всего за 490 дней, полностью перестроена. Была освещена в 1900 году, а в 1916 возведена в чин кафедрального собора. В таком виде она дошла до наших дней.
Крестообразная в плане, невысокая по нынешним меркам, она имеет высоту шпиля 217 футов или 66 метров, а высоту основного корпуса 62 фута или 19 метров. Построенная в нагорной части Даунтауна, она какое-то время даже доминировала не только в округе, но и в Даунтауне, как одно из самых высоких зданий. В это нетрудно поверить, так как и сегодня она не потерялась среди окружающих небосребов, а картинно выделяется на их фоне.
Церковь, а вернее собор, с его асимметричным фасадом, двумя разновысокими башнями со шпилями, увенчанными латинскими четырехконечными крестами – наряду с англиканским кафедральным собором Христа на Буррард-стрит являются самыми выразительными образцами неоготического стиля в городе. Существование таких построек конца XIX – начала XX века в Ванкувере вполне закономерно, ибо львиную долю первых поселенцев составляли британские колонисты, которые и привезли с собой готическое Возрождение, как часть уходящей викторианской эпохи. Архитекторами собора называют Томаса Джулиана (T.E.Julian, 1843 - 1921), уроженца Уэльса, и Уильямса (H.J.Williams)
Резные стены собора сделаны из легкого в обработке песчаника, добытого поблизости, в Британской Колумбии на острове Габриола. Фундамент сложен из местного гранита. Центральный фасад украшен традиционными для католическогой церкви стрельчатыми арками порталов, окном-розой, статуей Девы Марии в нише остроугольного щипца.
Главным украшением собора являются многоцветные окна. Двусветные витражные стрельчатые окна нефов и апсиды выполнены на темы священной истории и чудес, творимых верой Великих Мучеников. Витражи нефов находятся на первом ярусе, а апсиды на втором. Они появились в соборе в разное время. Автор большинства – монреальский художник Гидо Нинчери (Guido Nincheri) (1885 – 1973). Пять окон его работы можно отличить по тональности краски. Яркие контрастные цвета с доминантой красного и синего. Нинчери - талантливый мастер итальянского происхождения. Он родился в Тоскане, где во Флоренции получил образование. В 1915 году приехал в Монреаль, гле жил и трудился всю оставшуюся жизнь. Римским Папой он был признан одним из лучших художников Церкви и получил на родине почетное звание Рыцаря республики, а в Канаде – Строителя Монреаля.
Один из витражей работы Гидо Нинчери с фигурой Девы Марии был помещен на канадской почтовой марке в 1997 году, что можно прочитать на плакетке рядом с окном в западном трансепте.
Безусловно, это скромный по европейским понятиям собор, который отличается простотой как внешнего, так и внутреннего убранства, но для Ванкувера он - настоящая жемчужина. И, пожалуй, двумя самыми интересными темами, которые хочется затронуть в связи с собором, являются «Лабиринты»* и «Колокола».
В рисунке пола, выложенного разноцветной итальянской керамической плиткой (появилась во время реставрации 2002 года), присутствует лабиринт. С распространением христианства этот известный с древнейших времен рисунок, спираль с крестом, приобрел новое осмысление – стал символом тернистого пути человека к Богу, сложности земного существования, крестового пути самого Христа, движения, очищения, обновления. Во многих средневековых храмах Европы рисунок лабиринта выкладывали на полу в виде мозаик. Не все верующие могли добраться в Святую землю и совершить символическое паломничество им предлагалось, проползая на коленях по лабиринту храма. Так, например, на каменном полу Нотр Дам де Шартр во Франции лабиринт в форме круга имеет диаметр 12 метров. В непрестанной молитве паломники проползали к центру круга по изгибам лабиринта 200 метров. Для них это была «дорога» в священный Иерусалим. Лабиринт собора Святого Розария совсем небольшого размера, через него можно с некоторым усилием просто перешагнуть. Считается, что он является уменьшенной копией лабиринта в базилике Сан Витале (сер. VI века) в Равенне (Италия). Оригинальный лабиринт 11 футов в диаметре, в соборе - лишь три фута или один метр. В центре лабиринта находится изображение розы – символа Благословенной Девы Марии, «розы без шипов».
Уникален собор своими колоколами, их мелодичным звоном. Колокола и их истории всегда необыкновенны. Колокола благославляют и дают им собственные имена. Части колокола имеют антропоморфные названия – шейка, плечо, туловище, голова, губа, язык. Любопытно, что в английском языке колокол не мужского, а женского рода. Многие колокола имеют «родословные», ибо их нередко переливают один в другой. Размеры их бывают настолько различны – от малюсенького дисканта до самого огромного в мире молчаливого московского Царь-колокола, который весит 200 тонн, как, собственно, и назначение – от валдайского ямщицкого колокольчика до вечевого колокола, и возможности – от карильона до набата.
Колокола собора Святого Розария не поименованы, но история их появления поистине достойна восхищения. Это колокола, совершившие морское кругосветное путешествие! Впервые они были отлиты во Франции и, видимо, без проверки либо по другой замысловатой причине доставлены через Тихий океан в Ванкувер. Семь колоколов разной величины от 700 паундов (318 кг) до 5000 (2273 кг) и разной силы звука были подвешены в звоннице, которая, в сущности, тот же стационарный музыкальный инструмент, благозвоние которого определяется широтой звукового диапазона и гармоничностью звучания колоколов. Трудно представить себе, что это был за гром: вероятно, какофония, усиленная акустической системой колокольни, была настолько невыносима, что было решено их снять и отправить на поправку в Англию в этот раз по Атлантическому океану, где часть их переплавили и создали новый полный звон из восьми колоколов - обыкновенную октаву по звучанию, устойчивый музыкальный интервал. Самый тяжелый колокол теперь весил лишь 1700 паундов. «На все про все» ушло одиннадцать лет, и впервые колокола тогда еще церкви Святого Розария мелодично зазвучали в 1911 году в честь коронации Георга У. Это был первый звон в Канаде, который длился три часа без перерыва, и на восьми колоколах было исполненено 5 тысяч различных изменений звона.
Звучит в Соборе и иная музыка, более изощренная, но тоже, естественно, церковная. Исполняется она на органе. Орган – достопримечательность храма. Божественный инструмент, "способный воспроизводить голоса ангелов", появился в храме в 1900 году. Он был произведен фирмой Д.У.Карн в Вудстоке в провинции Онтарио (D. W. Karn & Co. of Woodstock, Ontario). В 1999 году орган был разобран, отреставрирован с заменой механизма в Квебеке и вновь собран в соборе. С тех пор в соборе постоянно проходят концерты органной музыки. Работу органиста иногда можно наблюдать на большом экране перед собором.
Глава каталоческой церкви Павел II в 1984 году посетил Ванкувер и собор. Собор к его приезду был частично отреставрирован.
В связи с собором, ибо именно готика поразительно графична, и именно тут я поместила рисунок Робина Уорда, мне хочется сказать несколько слов об этом талантливом журналисте и графике. Его работы отразили огромный период в истории архитектуры Ванкувера,почти всю вторую половину ХХ века. Участвовал он и в составлении архитектурной энциклопедии города. Он не только умеет увидеть сам, но и ненавязчиво заставить читателей оглянуться вокруг, поднять голову и вглядеться в лицо города, по которому часто они бегут, глядя только под ноги. Его графические альбомы о Ванкувере и Виктории - занимательное путешествие, которое можно осуществить, сидя в кресле.