Он памятник себе воздвиг...

100 West Pender Street

Много лет я живу на одной из ванкуверских Тейлор-стрит (Taylor Street). На одной из, потому что улиц с таким названием в Большом Ванкувере до удивления много. Никто из моих соседей понятия не имеет, кто такой или такая Тейлор, в чью честь названа улица, и их очень мало это волнует. Мой вопрос показался им по меньшей мере странным – не все ли, мол, равно. Повесь кто-нибудь мемориальную табличку с рассказом ... наверное, они бы не обошли ее вниманием – но задаваться подобными проблемами им благополучно не приходит в голову.

Из всех Тейлоров (а помимо улиц есть ещё и дороги, и проезды, и переулки с тамим именем...) Ванкувера Элизабет Уолкер (Elizabeth Walker) в своем топографическом исследовании удалось с большой долей вероятности идентифицировать лишь одну. Это небольшая улочка на востоке центральной части города связана с именем Л. Д. Тейлора (Louis Denison Taylor, 1857 – 1940). Ну а это личность в городе заметная. Из всех мэров города он долее других просидел в этом престижном кресле. Одиннадцать лет, и этот рекорд вряд ли кто побьет. Правда, надо заметить, не не вставая. Он избирался и переизбирадся семь раз! Как замечает его биограф Дениел Франсис (Daniel Francis), «если он и выигрывал чаще других выборы на пост мэра города, то он и проигрывал чаще других. Шестнадцать раз, если быть точным». Потрясающе, но даже в 86 лет он присмотрел себе пост кандидата одной из британских политический партий, на который собирался избираться... Неугомонный был человек. На всех изображениях Тейлор предстает в красном галстуке на шее и с сигарой в руке – это его постоянные атрибуты. За любовь к красному цвету его даже прозвали социалистом. Так вот этот социалист, убегая от долгов из Чикаго, приехал в Ванкувер в 1896 году, накануне своего сорокалетия. Мытарства его какое-то время продолжались и тут, ибо в письме родным он сообщает: «Здесь невозможно найти оплачиваемую работу. Как кажется, это та остановка, где собрались все богачи без рубля в кармане». Но все же он прижился на этой земле, занялся газетным бизнесом и успешно. Он сумел превратить невзрачную газету в одну из самых популярных в городе. И конечно, ему повезло... Он угадал с газетным бизнесом, который в те годы буквально расцветал вместе с бурно растущим Ванкувером. Именно как здание для руководимой им газеты World и появился тот памятник, о котором говорится в названии, в двух блоках от улицы, позже названной его именем.

The World Building выросло в 1911 – 1912 годах на углу улиц Pender и Beatty, и зазвучало так раскатисто, что отзвуки слышны были даже в самых дальних уголках Британской Империи, ибо в течение двух последующих лет было самым высоким на ее просторах. Кирпичное, оно насчитывало вверх семнадцать этажей или 272 фута. Вне сомнения в его формах и внешнем облике читаются чикагские амбиции и реминисценции на ванкуверской почве его заказчика.

В 1915 - 1917 годах Тейлор в связи с финансовыми трудностями был вынужден расстаться и с газетой, и со зданием. Какое-то время там располагалась фирма перевозок, но в 1937 году здание опять было приобретено газетой. На этот его хозяином стала существующая поныне Vancouver Sun. Это было и славное время распространения неоновой рекламы. На здании появилась светящаяся вывеска The Sun, вслед за чем и здание сменило название на The Sun Tower. Даже когда газета в 1965 году перебралась на другую территорию, название осталось, закрепившись надолго. Помимо финансиста Тейлора с раритетным зданием связано еще несколько известных в городе имен.

Во-первых, это конечно же ровесник Тейлора архитектор Уайтвей (William Tuff Whiteway, 1856 – 1940), создавший проект и руководивший строительством. Родом из Ньюфаундленда, он переехал в Ванкувер в том же, что и Тейлор 1886 году через Калифорнию. Для архитектора здесь сразу нашлось много работы, ибо как раз накануне случился опустошительный пожар, превративший в пепел деревянный город. Воссстанавливался Ванкувер уже из камня и кирпича – так решили старожилы. С именем архитектора связывают также Kelly Building (или The Landing) в Гастауне, Holden Building и многие другие.

Во-вторых, скульптор Чарлз Марега (Charles Marega, 1871 – 1939). Основатель скульптурной школы Ванкувера. Родился ваятель на севере Италии, в Гориции. Учился в Италии и Австрии. Он приехал в Ванкувер в 1909 году и, как и Уайтвей, сразу нашел применение своему таланту. Для здания им выполнены девять (четыре и пять по обеим
сторонам фасада) кариатид. В виде полуобнаженных женщин в фривольных позах они поддерживают выступающий и опоясывающий здание карниз. Полуобнаженная скульптура стала довольно сильным шоком для консервативных и чванливых обывателей Ванкувера тех лет. Она смущала неокрепшие умы даже на той довольно большой высоте, когда с земли ее сложно

рассмотреть. Видимо, и поэтому последующие работы скульптора отличает некоторая монотонность и скупость изобразительных средств. Его работы можно встретить в парке Стенли, на мостах Буррард и Львиные ворота, возле Художественной галереи и муниципалитета города.

В-третьих, это современные художники и фотографы, создающие своими работами портрет современного Ванкувера. Ниже вы видите работы Робина Уорда и Майкла Клукнера, чьи

графика и акварели передают обаяние этого старого здания значительно сильнее любой фотографии.

Сегодня у здания The Sun Tower новый хозяин. При покупке дома в 2008 году он делал заявления в прессе, из которых можно понять, что он видит и собирается защищать как историческую, так и культурную ценность постройки начала прошлого века, поэтому реставрационные работы обещает вести на научной основе с ведома и при поддержке грамотных консультантов. К тому же в близлежащем будущем, как было заявлено, в здании должен открыть двери новый роскошный ресторан во французском стиле. Что ж, поживем – увидим.

Comments

Молодцы

Не перестаете радовать прекрасным стилем написания постов