Всё выше, и выше, и выше...

В Ванкувере вовсю продолжается предолимпийская строительная гонка, и в январе город обновил рекорд высоты - обрёл здание «Living Shangri-La» (1128 West Georgia Street), насчитывающее 62 этажа, которые вытянулись вверх на 197 метров или 646 футов. Это, конечно, довольно далеко до лидирующих мировых гигантов, в среде которых уже сформировались две лиги: высокая - «выше 150 м» и сверхвысокая - «выше 300 м». Другими словами, небоскрёб выступает в низшей лиге, но, однако ж, среди местных высоток сейсмически опасной зоны он – явная доминанта: почти на полсотни метров выше предыдущего ванкуверского чемпиона (Wall Centre), да и в бескрайней Канаде он на почётном месте, завершая десятку самых высоких построек страны. Здание не только «скребёт небо», но и глубоко укоренилось в землю. Котлован, который был выкопан для закладки фундамента уходит в глубину на 85 футов или 26 метров.

Затраты на постройку оказались баснословными – строительство обошлось в более чем 300 миллионов долларов, и это, надо заметить, в такие трудные времена, когда только и слышишь, что новости о разрастающемся финансово-экономическом кризисе, а непредвиденные напасти преследуют особенно беспощадно многие именно строительные кампании, как, например, пресловутую ванкуверскую Олимпийскую Деревню, наделавшую столько шума, или уже ставшее долгостроем «закрученное» здание Артура Эриксона в Даунтауне.

Автором проекта Living Shangri-La является ванкуверский архитектор гон-конгского происхождения Джеймс Ченг (James Cheng). Это профессионал с уже сложившейся завидной репутацией талантливого мастера. Его имя известно многим горожанам, но и не только: в путешествующей сегодня по миру выставке с говорящим и обязывающим названием «Ванкуверизм», которая стартовала этим летом в Великобритании во время архитектурного фестиваля, среди нескольких других представлены именно его проекты. Он много сотрудничал с Артуром Эриксоном, и является его протеже, учеником и последователем. Эти имена стоят рядом на скучноватой, но представительной экспозиции, где «ванкуверизм» определяется в виде нового направления в современной урбанистической архитектуре, как оптимальное, гармоничное, сбалансированное сочетание экологически уважительного дизайна с потребностями густозаселенных районов. Одна из последних работ в творчестве Ченга особенно ярко отвечает этому понятию – это проект Spectrum, который завоевал как одобрение коллег, так и восторги поклонников. Спектрум – это огромный комплекс в Даунтане Ванкувера, четыре жилые башни которого выросли на двухэтажном плато супермаркета Costco. Та же идея объединения жилья с коммерческими структурами присутствует и в настоящем его проекте, ибо в Living Shangri-La первые пятнадцать этажей высотного здания принадлежат одноименному отелю.

Не всем знакомо это название. Поэтому несколько слов об этимологии этого слова. Шангри-Ла – это выдуманный мир в тибетских горах, куда по роковой случайности попадают герои романа английского писателя Джеймса Хилтона «Потерянный горизонт». Сегодня в России роман уже переведен и опубликован, его легко можно найти в Интернете в библиотеке Мошкова, но до недавнего времени он был известен лишь в англоязычной среде. Роман вышел в свет в 1933 году и сразу легко завоевал успех. Популяризации способствовали две экранизации этого приключенческого повествования. В нём Шангри-Ла – фантастический мир, а по сути затерянный в горах рай, чудесная обитель гармонии и ладности на этой раздираемой несчастьями земле. Слово стало тем неологизмом, который невольно ввёл в английскую речь Хилтон. Тайну же возникновения этого названия он унёс с собой (писатель умер в 1954 году), но в критико-биографической литературе существует версия, весьма убедительная, что Шангри-Ла – это искажённое название буддийской легендарной земли Шамбала. Шамбалу, а вслед за ней и Шангри-Лу тщетно искали великие ученые, мистики и философы, ищут и сейчас. Найти же её, если и возможно, то лишь избранным.

Одним из таких избранных посчитал себя гон-конгский миллиардер, который заплатил за право назвать сеть своих роскошных отелей Шангри-Лой. Ванкуверский отель стал первым в Северной Америке представителем знаменитого бренда. На очереди отели в Торонто, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе... Каждый из отелей имеет свое лицо, свой неповторимый дизайн с пряным и навязчивым восточным ароматом, а объединяет их всех поистине волшебный сервис. Удивления достойно уже то, что в отеле нет привычной регистрационной стойки. Каждого гостя встречают индивидуально, вводя в святая святых этого божественного места за чашкой чая. В дальнейшем к услугам гостей и постояльцев всевозможные традиционные виды услуг, как то бассейны, фитнесс-залы, спа, ресторан, кинотеатр, но обслуживать их будут настоящие маги своего дела, угадывающие желания и намерения постояльцев даже по выражению лица... Такую команду по обслуживанию гостей отеля готовят по специальной методике от трёх месяцев до двух с половиной лет, в зависимости от профессии.

Говорят, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Так и Шангри-Ла, как Магомет, сама пришла в Ванкувер. Ченг уверяет, что постройка явилась вызовом его архитетурному таланту – ведь он намеревался построить не просто высокое здание, а самое высокое, при этом не нарушив дозволенные границы обзора – ведь ни одна высотка города не дожна перекрывать вид на горы из определённых точек осмотра. Что ж, он добился удивительного эффекта – Шангри-Ла, даже будучи великаном в Ванкувере, как будто спряталась, подобно фантастический миру Хилтона, и не заслоняет собой так строго оберегаемые изломы линии горных хребтов прекрасной провинции на незатерянном горизонте.