Город в городе

Чайнатаун в Ванкувере. Он не обнесен стеной, но вы тут же поймете, что переступили его порог. Он бесподобно легко узнаваем, настолько ярко выражена его национальная физиономия: и в декоративном убранстве улиц с фонарями-драконами, и в архитектуре, где китайские традиции хоть и переплелись с европейскими, но все же безошибочно читаются, и в необычным для европейца ассортименте товаров и продуктов в витринах магазинов, и главное, в сильнейшем присутствии красного цвета и китайского населения. Все вывески в этом районе города, как и положено тому быть, на двух языках, только помимо английского второй не французский, а китайский.

Чайнатаун. Имеет репутацию одного из самых больших и старейших в Северной Америке. В то же время старейший наряду с Гастауном район Ванкувера. Строительство его исторической части велось на рубеже веков и особенно интенсивно в первые десятилетия ХХ века.

Чайнатаун. В каждом большом городе Северной Америки встречается подобный район, история которого схожа с историей ванкуверского Чайнатауна как две капли воды. Но они, как китайские лица европейцу, только кажутся одинаковыми.

Ванкуверский Чайнатаун. Город был сокрушительно мужским в дни основания, что являлось отражением политики канадских властей. В частности, именно мужчины требовались на строительство трансконтинентальной железной дороги, и вербовка их в Китае давала постоянный приток рабочей силы, но лишь немногие китайцы имели достаточно средств, чтобы заплатить обременительный налог на въезд жены, детей или родственников. Примерно в пять раз он был выше, чем для иммигрантов из других стран. Снять жилье в Чайнатауне было делом нелегким, и китайские рабочие обычно жили в переполненных доходных домах, где буйно расцвели опиумные притоны и азартные игры (особенно, когда на железной дороге снизилась активность найма рабочих, и тем пришлось обходиться сезонными заработками на лесоповале или на рыболовецких судах.) Такой сорт активности в одно и то же время пугал и завораживал белый Ванкувер. Городские власти поняли бесполезность борьбы с наркотическим бизнесом и легализовав его, установили огромный налог на производство опиума и его распространение.

Большинство китайского населения бедствовало, небольшая толика благоденствовала, но, что поразительно, в такое непростое время значительной оказалась прослойка среднего класса – купцов, торговцев, владельцев мелкого бизнеса. При этом даже самые богатые китайцы продолжали жить в замкнутом обществе Чайнатауна. Официально от китайцев не требовалось жить в изолированном районе, по сути в гетто, их вынудила к этому расистски мотивированная злоба и антикитайские настроения, которые сильно разрослись в остальной части города. Дискриминация азиатского населения принимала в ту пору жестокие формы, дело доходило и до физических столкновений с представителями расистских взглядов. Не обделенные умом китайцы нашли изоляцию мудрым для себя выходом из положения.

Разительные перемены принесла в статус китайцев и Чайнатауна Вторая мировая война, во время которой Китай и Канада сражались союзниками. В 1947 году Канадское правительство внесло изменения в законодательство, и обычные китайцы смогли привезти в Канаду жен и детей. Чайнаун, всегда переполненный, не смог вместить всех приезжих, отчего многие расселились в близлежащем районе Страткона, а позже в Ричмонде.
Сегодня Чайнатаун и Ричмонд - две самые китаенаселенные части Большого Ванкувера. И забавно, как в последние годы изменился состав китайского населения – теперь он стал преимущественно женско-детским, ибо мужская половина, в чьих руках находится бизнес, находит, что оборот денежных средств в Китае значительно превосходит канадский, и приобретя здесь недвижимость и вывезя семью, продолжает работать в Поднебесной и метаться в самолетах между семьей и бизнесом.

«Столетние ветры перемен» - так и называется настенная фреска или «брандмауэр», на котором изображены реальные герои китайской диаспоры в Ванкувере, «виновники» столь замечательных перемен, включая не единожды побывавшего здесь доктора Сунь Янсена. Размер росписи семь на четырнадцать метров. Увидеть ее можно на на доме 11 по West Pender Street.

В нескольких шагах на углу Taylor – Pender находятся парадные ворота в Чайнатаун. Они поставлены на границе "Востока" и "Запада", символизируя собой новое тысячелетие, как время их сближения.

На Шанхайской аллее (Shanghai or Canton Alley) находится памятник дружбы городов-побратимов Ванкувера и Чуанджоу - копия старинного колокола династии Западная Хань, удивительной находки китайских строителей Чуанджоу.

Одно из самых узких в мире зданий, занесенное в Книгу рекордов Гинесса, выросло в 1913 году на Pender Street. Оно принадлежало одной из богатейших китайских фирм – Sam Kee Компании. В 1903 году фирма купила стандартного размера лот земли. В 1912 году город, расширяя улицу, экспроприировал у невезучего владельца значительную часть лота, и тому пришлось строить здание для бизнеса на узкой, шириной 2 метра, полоске. В 1986 году в здании были проведены реставрационные работы к 100-летию города.

Ну и, конечно, знаменитый китайский сад династии Мин – Сунь Янсен гарден, в который нужно обязательно заглянуть.

Если вы ищите дорогу из Даунтауна, то в Чайнатаун легко попасть, следуя наполненным ветром разноцветным флагам с надписью - Silk Road (Шелковый путь). Дорога от центральной библиотеки города до ворот Чайнатауна займет 15-20 минут. Это частичка Великого Шелкового пути - "пути диалога, взаимопонимания и сближения культур".